You are viewing sojgi

Это страшная бяка. Сожги!
«Никогда не мерз я так, как во время моей казни в Париже».
Это глава из романа. Он в процессе.  
6th-Jul-2010 11:39 pm
Evening
Роман как бы фэнтезийный. Кому интересно - пишите, открою доступ, в моём ЖЖ валяется для избранных, нагло обобщённых мною в группу editors, самое само.
Это даже не бета-тест, так что критический поджог будет очень интересен. Кусок показываю не самый динамичный. Перед ним - размышлизмы, после бойня и психотриллер (это я краски сгущаю).
Циферки - сноски, снесённые вниз текста.

Глава 8. Здесь.

Здесь сквер, маленький парк, кусок площади, засаженный деревьями, – не так уж важно, как это следует называть. Это не агонизирующая гусеница поезда. Скамейка зелёная, деревянно-твердая, с чугунными боковинами – в общем, нечто знакомое и на радость материальное: это не бред и не сон.
Платаны, обросшие мхом, обросшие пылью медовые липы, крайне прилично выглядящая травка, брусчатые ровненькие дорожки, фонарики под старину. Хотя не «под старину», а в древний газовый рожок воткнуты электрические лампочки, значит фонарикам лет за сто! Что-то не верится, что это в России: техника в нашей славной разбитной стране столько не живёт. Но надписи-то на стрелках указателя на русском, только какие-то пижоны ещё и на французском продублировали… Чудеса! О, я даже заочно знаю этих пижонов: caf? «le Bourgeois», а снизу (вопреки правилам приличного перевода1) – кафе «Горожанин». Интересно, почему бы…
Так: естественным способом невозможно переместиться в парк незнакомого города из погибающего вагона, значит способ сверхъестественный. Повелитель Доказательства, спасибо за отсутствие пустых сомнений! Это не я: «не мог же я один наделать столько шума»2. Это что-то как-то меня куда-то, и это тоже несомненно. Что? – только гадать. Как? – такая же фигня. Куда? – вопрос насущный и важный. Место странноватое, но привычного и понятного в нём куда больше того, с чем придётся свыкаться и смиряться. Надо брать «языка».
Вот уж чего никогда не пробовал и чего не думал когда-либо делать. Прочитанные книги рекомендовали идти в кабак и выпытывать информацию у трактирщика, либо действовать грубо и жёстко немедля по нахождении аборигена. Вообще, ситуация формируется в голове как некоторое задание в компьютерной игре, квест, сиречь. А вот в играх несколько большее разнообразие. Поскольку там кажется совершенно нормальным, что герой попадает неизвестно куда, где должен сделать нечто тоже неизвестное. Но уже заранее ясно, что дело будет жутко важным и эпическим. Там герой заговаривает с первыми попавшимися местными, полагая, что язык до финала доведёт – и всегда оказывается прав. Можно заговорить со стражниками, с уже упомянутыми трактирщиками. А ещё с прохожими и с нищими (вот, кстати, что-то нищеподобное смолит сигаретку у ворот). Во! Игрушка «Забвение» и Желязны в «Князе света» «соединяют свои голоса в убедительном хоре»3, советуя сомнительным личностям обращаться именно к нищим. Решено.
Подхватив тубус, я двинулся. Хорошая штука – брусчатка, пока не понимаешь, как она утомляет при ходьбе и что подвернуть ногу на ней куда проще, чем на асфальте. Такое сохранение старины отдаёт пижонством. Как в каком-нибудь глупом Париже.
Нищий оказался своеобразным существом. Бородатый мужик лет сорока оборудовал прямо-таки гнездо, состоящее из старых одеял. Сам же был в спортивном костюме, причём явно подобранном под фигуру. Конечно, не Бог весть, как шикарно, но на человеке, который – по идее – живёт подаянием и относится к неимущим… несколько шокирует.
– Не подашь ли бродяге, добрый человек?
Вот этим вопросом он меня озадачил. Как тут к рублям относятся – это же точно не Россия! Таких россий не бывает. А что, заодно и проверим… Я вытащил полсотни. Нищий изобразил плохо скрываемую алчность. Ну и славненько! Хотя и странненько.
– А не подскажешь ли мне…
– Информационные услуги у меня от полтинника, – как-то невзначай прервал меня нищий.
Интересно. И правда интересно становится!
– Ну, раз можно с тобой поговорить за денежку, то вот сейчас-то ты мне всё и расскажешь.
– Не вопрос, – согласился платный информатор.
– Ну да, а вопрос такой: какой это район, что за город, что за страна? – Говорил я уверенно, нагловато и спокойно. У нас бы ответили: «пить надо меньше», «ты откуда упал/сбежал?» и так далее.
Мужичок же затрясся от радостного беззвучного смеха, захлопал себя рукой по правой коленке – и был близок к счастью. Немного угомонившись, он пояснил:
– Обожаю легенды, дружище! Просто у нас в гильдии есть такая байка: свалился откуда-то парнишка вот в этот парк, посидел на лавочке, подходит к нищему и говорит, мол, я маг, что за государство, волость, город?
– И что? – стало как-то не по себе.
– Да ничего, вопще-та, это всё двести с лишним лет, как произошло. Только наказ есть: деньгами у магов не брать. Только вещами! – мужичок плавно серьёзнел. – А то – не к добру. Нет, конечно, никаких магов нет, но… скажу всё, что хочешь, только ты мне за услуги… вот эту черную штуковину, скажем. Вот!
– Тубус называется. Что ж, по рукам. – Опасная это штука, легенда. Помнится, один начинающий маг в одной книжке так и говорил4. Нет, не один и не в одной… – Ты про гильдию говорил.
– Точно легенда, – пробормотал бомжик, – Да, гильдия Бродяг. Взносы, статусы, выслуга, представление интересов – всё, как у людей. К твоим вопросам: страна – Империя Европы, город – Париж, район – Лесной. Что-то не так? – Наверное, лицо у меня уж слишком вытянулось.
– Да, конечно… Париж вообще-то был во Франции.
А круто меня занесло. Может, надо спрашивать не «куда», а в какое такое «когда»!?
– Ключевое слово «был», – похоже, мой информатор решил не удивляться моему неведенью и всё разъяснить, как полному психу. – Полвека назад Франция под водой скрылась. На острове неподалёку вулкан проснулся, ну и, конечно, землетрясения, цунами, лёгкое движение плит – и некоторым даже удалось спастись. Народу валило (папаша рассказывал) тьма за тьмой. Вторая волна беженцев вот этот городок и накрыла. Тут они обогрелись, приютились да и остались. Папик мой, к слову сказать, как раз из второй волны был, основал гильдию Бродяг, правда, в другом городе, где мамку мою нашёл, да воздаст ей Непорочно Зачатая5 по доброте её. За год город вдвое распух, ещё через год – втрое. Потом решили французы родину вспомнить – переименовали город. А что? – название исторически богатое, знаменитое, можно сказать, а старое… ну, менее красивое было. – Рассказчик слегка скривился.
– А какое? – при царящей любви к старине, похоже, не так просто от старого отказались.
– Ну, – мысли забегали по лицу бродяги в поисках подходящего слова, – скажем, «Посиделки насекомых». Почти так. Во-от, устроили плебисцит – и назвались Парижем. Статус вольного города, двуязычие, все дела…
Помолчали. Он – ожидая, я – размышляя: «Эк их! Ничего себе! Так что же? И что теперь? М-да…» – и так по кругу.
– Если истории с тебя хватит, – прервал «паузу в словах» дядька, – давай, мож, о деле, а?
Хорошо сказано: о деле. Знать бы, о каком. Мир другой. Надо разбираться. Лучше делать это не в одиночку. Если игрушечные аналогии вывели меня на информацию, не следует ли развить их? Тогда магу-недоучке нужна партия.
– Нужны психи, неформалы что ли… три-четыре психа, которые бы пошли куда-нибудь с кем-нибудь. Только психи не буйные, без тупой агрессии. Вот. Где они в городе могут обитать, собираться?
– Где – не знаю. Но будут тебе искатели приключений6. Что? – кажется, я прыснул уж очень громко.
– Да нет, всё в порядке, просто не ожидал, что всё так просто.
Может я просто в Матрице, где поломался код, а «на пока» включили движок какой-то игры?
– На самом деле, всё несколько сложнее, но решаемо. Раз уж у нас разговор долгий пошёл, то я – дядя Федя.
– Виктор, – я не нашёл поводов скрываться.
– Так и запишем, – пробормотал Федя, и достал из перемётной сумы… нетбук! Несколько непривычной, овальной формы, но – нетбук с сенсорным экраном, к которому мой информатор ласково обратился: – Ну, старичок, поехали!
Нетбук не открывался совсем, а клавиатура выползала на экран от резкого движения трёх пальцев снизу вверх. Изящно, тонко. Надо будет, как пообвыкнусь, найти себе что-нибудь подобное.
В сети его звали Vaga59802. Не иначе, как что-то от французского «бродяги7». Сайт объявлений. Регистрация нового пользователя.
– Как тебя звать будем?
– Давай «бегемотом», – я столь же уместен в этом мире, как названное животное на волжском пляже. – Hipp, то есть.
– Ага. Ишь ты, оригинальный какой! Номер будет 01023 – почти юбилейный8! Ладно, сейчас накатаю объявку. Не отвлекай пока, Бегемот Витя.
Помогая себе губами сочинять текст, бродяга взялся вводить его же по знакомому многим неслепому двухпальцевому методу печати. Всё-таки красивая игрушка у дяди Феди: видимо, на твердотельном накопителе и с каким-то хитрым отводом тепла на корпус, поскольку шума не было совсем. Хотя уже явно давненько используется машинка: верхний слой пластика на боках протёрт насквозь.
Дядя Федя старался довольно долго, успев скурить в процессе две сигареты. Наконец, подал мне на финальное подтверждение компьютер с открытой страничкой:
«Начинающий искатель приключений, Hipp01023, ищет спутников (3 вакансии). Требования: одна из специальностей – вор, другая либо боец, либо лекарь. Сохранность здоровья и оплату труда не гарантирую. Сбор в парке «Победа стихии» в 5 вечера сегодня и завтра».
«Но если этот шабаш я, то лестного тут мало»9. Какой идиот придёт по такому объявлению? Зачем эта приписка про воров, что за ДнД10 такое вообще? Тут только взывать к автору и остаётся.
– Дядь Федь, а что, вот на такое объявление хоть кто-то придёт? Ни оплаты, ни вообще чего…
– Ко-неч-но! Среди этой публики психов побольше, чем среди нас! – Тут я предпочёл не спорить: что-то уж больно пугающее здесь таилось. – Потом: платить-то тебе навряд ли есть чем, а потому надо честно и писать. Но ты не бойся: они просто за опыт придут. А почему воры нужны – это уже легенда: тому магу двести лет назад воры были нужны. Вот я и подумал, что маг ты, или не маг, а очень уж всё похоже, потому древний запрос и скопировал. – Дядя Федя помолчал. – Кстати, если маг, то я бы поостерёгся в этом признаваться. Магов всех давно перебили. Но их ищут. И добивают, как найдут. И мне не говори, если маг.
– Не стану, – похоже, даже это я сказал зря. – А почему магов-то вырезали?
– Ну, как же, а «дело магов» в пятидесятом? Дело давно закрыли, да гильдия Охотников за магами осталась. Ну а поскольку «наверху» магов по-прежнему не любят, то и разнарядку на отлов магов не отменяют – вот и резвятся Охотнички. Видно, императору маги тоже не надобны...
Да-а, и вновь оказывается, что чудеса магические – просто детский лепет рядом с человеческими чудачествами! Традиционалисты забубённые.
Вообще, это уже тенденция какая-то и повод систематизировать известное. Куда бы меня ни занесло, но, похоже, что в этом мире главенствует Традиция. Лампочки в газовых рожках, отец-бродяга – и это достойно, 60 лет преследований – и это нормально, и город переименовали только под действием более древней традиции. Небось, и ДнД – не игра, а тоже что-то до боли традиционное. Спрошу вот вора (если найдётся хоть одно существо, которое притащится сегодня в пять): скажи-ка мне, любезный, а сколько поколений воров в твоём семействе? – а он мне и ответит, мол, 38 или 43, точно сказать нельзя… Надо будет спросить, чтобы теорию проверить.
– Кстати, как насчёт оплаты? – напомнил дядя Федя. А и правда!
– Ты ведь тубус хотел? – Я решил уточнить, чтобы не обидеть ненароком. – Пустой или с содержимым?
– Конечно, с содержимым – так интересней!
Эх, плакал мой компактненький термос и бутерброды с ветчиной.
– А, забирай! – небольшая цена за возможность сориентироваться в совершенно незнакомом месте, мире… Ещё бы качество услуги проверить было бы неплохо.
– Ну и хорошо. – Обрадовано подытожил бродяга. – Да, и ещё: пошатайся пока по окрестностям, а часика через два – приходи, посмотрим, кто откликнется.
Как знал ведь, о чем я забеспокоился! Может, это такая добавочная способность у бродяг – подмечать даже лёгкое недовольство, или просто жизненный опыт жителя улиц?
– А откуда ты знаешь, что в этой пластиковой коробке что-то ценное?
– Хе, чтобы, гхм… – дядька понизил голос, – у мага в загашнике ерунда валялась? Ой, не смешите меня! Даже если тебе это – тьфу, мне оно очень даже сгодиться может! – Бродяга тонко улыбнулся.
Может, он и прав. Кивнув напоследок, я отправился на прогулку.
Город. Похоже, район Лесной примыкал к историческому центру, а площадь была окружена небольшой пешеходной зоной ещё за квартал. Хотя, я далеко не уверен, что все понятия России имеют аналогии здесь.
Платаны в круглых чугунных бордюрчиках, в квадратненьких каменных бордюрчиках, между ними – ровненькая крупная галька. Дома вроде как родные, но с тем же налётом нерусскости. Словно бы все прибывшие французы целиком ушли в обслуживающий персонал, что, кстати, возможно, учитывая постоянно подогреваемую горячечную любовь некоторых к «мигрантам» там, в России. Тут мысли, подстёгиваемые тихим приятным городом, ушли в другое русло.
Наверное, следовало бы испытывать тоску по всему оставленному там, но… Там уже ничего не держало, кроме, разве что, лекций по сравнительной лингвистике, филологии и классической философии. Даже как-то досадно делалось от отсутствия ностальгии. Возможно, тут ещё найдется масса поводов загрустить и озлиться на судьбу, забросившую в неизвестность, но пока, даже с учётом некоей призрачной опасности преследования, – здесь хорошо. И как было бы здорово принести толику этого рафинированного порядка в родной город, и вообще – туда!
Кстати, как с платёжеспособностью? Деньги недавно снятые в далёком банкомате радостно вспучивали бумажник. Сотки, конечно, но их всё-таки немало. Э, стоп. Дядя Федя, конечно, мог и сплоховать, не проверив внешнего вида «полтинника», но Россией-то и не пахнет здесь! Тут, понимаете ли, Империя Европы (интересно, а какие государства в соседях, да и вообще на земном шаре?). Я вынул купюру. Москва, театр, «сто рублей», три одинаковых числа, чтобы уж никто не ошибся. Вот так и бывает: были деньги, а стала бумага. Как в песне, эх… а вот знакомый человечище на этой дикой колеснице, готовый самоубийственно рухнуть с портика и… куда пропала голова? Где вторая голова раритетной птицы? Осталась только западная, а с восточной бумажка самовольно простилась! Ага: «билет имперского банка».
Та самая судьба, на которую ещё случится повесить ряд обвинений, распорядилась одарить универсальным средством местного обмена. Очень мило. Когда узнаю, кто работает судьбой, обязательно напишу благодарственное письмо!
Значит, местная Россия теперь повернулась оставшейся головой на запад, осталась исключительно Европейской, лишённой той «болезненной раздвоенности». Возможно, это пошло ей впрок. Будучи без году неделя неизвестно где, определённо не скажешь. Оставим геополитику на потом. А сейчас можно попробовать оставить одну розовую бумажку. Например, во-от в том «Горожанине», греющем фасад пяти- (ой, нет!), восьмиэтажки лепниной по первому этажу и деревянной темной вывеской. Интересно, кстати: на пятиэтажку достроили ещё три этажа. Кажется, даже без дополнительно усиления стен. Что-то подобное я видел и там, но в соотношении более низком, чем пять к восьми. Неужели бывают дома крепче «сталинок»?
Это как раз, скорее трактир, чем ресторан. Без глупостей и излишеств. Нет непрактичных стеклянных дверей и окон во всю стену, нет чопорности, хлопотливости официантов, меню на дюжине языков и прочей ерунды. Не боясь поспешить с социологическими выводами, определим как рабочую гипотезу такое предположение: здесь не принято казаться, если ты уже представляешь собой нечто достойное.
Всё меню над стойкой. Вытянутый бармен, хрестоматийно протирающий кружки и бокалы. Тёмные своды, уютные колонны, затянутые в дерево. Стулья без претензии на деревенский стиль, а просто тоже деревянные («ещё дед мой на них», – сказал бы завсегдатай). Сказка братьев Гримм и всех Дюма, сколь бы их ни было. Не хватает только кровавых луж, присыпанных песком, и зарубок от шпаг на столах. Надеюсь, и не предвидится.
Да, вежливый вопрос астеника за барной стойкой был на более-менее французском.
– De la bierre, la plus simple11, – ответил я, и вроде тоже сошёл за своего.
Можно было просто бездельничать, но знания местности надо было собирать в краткие сроки даже за пивом в покрывшемся росой бокале. Потому я принялся за наиболее доступные виды наблюдения: созерцание интерьера, слушанье праздных разговоров праздной публики и рассматривание улицы. Из интерьера ничего больше выжать не получалось. С публикой в любимое время Вини-Пуха12 было непросто – она отсутствовала. Улица отдавала чем-то знакомым. Трёхрядная, двусторонняя, с разделительным газончиком. Напротив спуск в метро, который, наверное, во всём мире ни с чем не спутаешь. Три автобуса сбились в кучку на остановке и один за другим отчаливают без особой спешки, но и не ползя в хвосте достопечального графика. Пошли на разгон ещё двое, уже с этой стороны улицы. Восемь машин в разные стороны. Преобладали этакие зализанные девятки, так и не растолстевшие до десяток – практичные, недорогие домашние зверки. Пять минут и треть бокала. Опять: то же соотношение машин и общественного транспорта – не пустого, кстати.
Значит, Традиция. Надо добавить Практичность и Дальновидность. Правильно: если не надо рваться между десятком задач в разной степени запущенности, но требующих немедленного решения, можно позволить себе стать дальновидным. Если дальновиден, то не платишь дважды, как скупой и нищий, а становишься просто практичным. Идиллия. Ещё одна идиллия. Интересно, как в Империи с коррупцией? А то – назло всем американцам – получается какая-то «империя добра». И как здесь вообще с американцами, а то мало ли какая девушка13 могла их крепко взять в оборот, раз уж даже с Францией так нехорошо получилось. Огромная Евразия: если нечем особенно гордиться, так хоть есть, где укрыться – за Евразию, господа!
Бокал опустел, его сменил другой. Тарелка картофельного пюре с котлетой и жареным луком, воодушевляющий черный хлеб. Ещё три четверти часа. Стольник включил в себя и чаевые размером с подоходный налог. Мило.
Убито около полутора часов. Пора возвращаться.
Киоск «Глас Империи» с газетами, канцтоварами, дешёвыми безделушками и побрякушками. Конечно, есть и одноимённая газета – бесценный шестнадцатиполосный источник информации за 25 полновесных рублей, продаваемый исключительно по «рекомендуемой цене».
Та-ак, итоги второго срока императорства Клода д’Эспера; делегация Северной Манчжурии в Париже. Президент Северной Японии выступил с опровержением…Не хватает только политической карты мира, чтобы всё встало на свои места. Очень не хватает. Страница спорта: половина – о чемпионате по водному поло. Соразмеряя интерес к этому спорту с интересом в России к футболу, можно предположить, что суши в результате катаклизмов стало значительно меньше, зато в водное поло – хоть обыграйся. При случае проверим.
Вот уж и место десантирования.
Дядя Федя как раз смотрел на часы в середине сквера, пробившие половину первого, когда я подошел. Увидев меня, стоящего над душой, бродяга перещёлкнул окошки браузера и, приветственно кивнув, обновил состояние моей заявки.
– О! двое уже нашлись: вор/боец Pike95019 и вор/лекарь Pray13169. Не особо оригинальничали14 хлопцы, а? Можешь полюбоваться на резюме и подтвердить, так сказать, свою заинтересованность кандидатами. – То ли юмор бродяги с ехидной ухмылкой прорезался сквозь усы и бородку, то ли таково было его самое серьёзное представление об оказании информационной услуги во всём блеске официальности, а ухмылка должна была показать радушие информатора. Не определить, а спросить неудобно.
Поразительно: почти знакомый мир, включивший в себя такие знакомые правила игры! Может и Гэри Гигакс15 не столько придумывал, сколько припоминал? У него уж точно не спросишь. Вор-боец, уровень 4/3, звучно зовётся – Вахтанг, вор-лекарь, уровень 4/4, Пётр. Вот так и написано. Безумие! Как они у себя уровни определяют? Как опыт скапливают? Надеюсь, не эти вопросы выплеснутся у меня на первой встрече. А может, как Экзюпери, будет достаточно «случайно обронённых фраз»16 – посмотрим.
Я вернул нетбук.
– Ну, доволен?
– Качество поставленной услуги значительно превосходит скромность оплаты. – Официоз вырвался сам. Что-то располагало именно к такому стилю ответа. – Подтверждаю удовлетворённость информацией о кандидатах и высокую вероятность найма. Кликай на подтверждение – не дружу я пока с местным веб-интерфейсом.
Снова ухмыльнувшись, дядя Федя выполнил указания. Вдруг захотелось убраться прочь. Прямо сейчас.
– В полпятого вернусь, ещё поглядим, лады? – ответный кивок. – Ну, до встречи, дядь Федь.
Убить ещё почти четыре часа. Ну да мы – студенты, почти дворяне древних времён – народец, поднаторевший в умении расправляться со временем. Тубус ушёл, унеся с собою особое ощущение близости хлеба насущного. Осталась сумка с бессмысленным набором книг: второй том Шопенгауэра, Мураками, Жирмунский и Карманная Книга Мастера Подземелья. Вот эти трое и помогут расправиться с четырьмя часами.
Отойдя до лавки моего рождения и оглядываясь на пройденный путь в этом улучшенном возможном мире.., я не смог измыслить ничего определённого. Делать выводы рановато. Я просто плюхнулся, завершив круг, на полукруглые брёвнышки лавки. Часы в центре парка пробили час дня.
Шопенгауэр17 заложен на 148 странице: табличка с разбором трансцендентальной эстетики Канта, «PRAEDICABILIA A PRIORI». Предговоримое о пространстве: «1) существует только одно пространство и все различные пространства – его части. 2) Различные пространства не друг после друга, а одновременны. 3) Пространство не может быть мысленно устранено, но может быть устранено всё из него». Вообще, интересная таблица: более всего дядьке Артуру приходилось писать о материи, но материя стоит третьей колонкой, а через то как бы суммирует по значимости предыдущие в познании и дидактике, – и слог у старичка заразительный.
Чувствуешь себя авгуром: по чему-то совершенно безотносительному к моей жизни я пытаюсь найти что-то полезное для hic et nunc18. Итак, всё-таки: где же я? когда же я? Пространство то же, как и всегда. Из знакомого в ретроспекции извлечена часть вещей, прочие же перемешаны в изрядном хаосе. Материя, изъясняющие эти части, эти вещи, создаёт на их основании особый ряд следствий, который в своей априорности суть та же знакомая причинность. Или же, говоря уже в духе Дяди Роберта, где бы я не был, всегда есть цепочка следствий, которые идут из прошлого. В прошлом есть события, отличные от событий в моём мире. Их последствия я буду отмечать всякий раз, как встречусь с ними. А поскольку, при всей неповторимости местной материи, она продолжает подчиняться законам, к которым я привык a priori, то и последствия в будущем я смогу предсказывать с тем же успехом!
Что же меня ждёт? Всякое разумное существо задаётся этим вопросом. Ибо оптимальное действие исходит из когерентности предназначения и целеполагания.
Поразительное всё-таки свойство «птичьих языков»19: слова складываются во фразы, порою просто обходясь без осознания говорящим! Тысячу раз прав Дядя Роберт, утверждая, что философия, не пересказанная на обычный язык мертва, как теория без практики.
Итак, поскольку вся череда событий и моё окружение создают предрасположенность к чему-то, мне стоит знать, помогать ли этому предназначению или отстаивать осуществление собственных пожеланий?
Лира, выражаясь крайне пессимистично и туманно в первом сне, сказала, что дни мои сочтены. Вообще-то я слыхал, что и волосы мои сочтены20. Ах да! «В этом мире сочтены», – так она сказала. Прошло не так уж много времени до того, как электричка улетела в кювет. Я бы издох. Это – факт. Бабуля опечалится… Но утешить её мне уже не дано. Туда я вряд ли вернусь. И, кстати, вряд ли стоит пытаться, а то вдруг доумру-таки в вагоне! Уж лучше в этой рассеивающейся неизвестности.
Беллетристика дедушки Артура уже не лезла в голову. Куда полезней будет исподволь продолжать собирать информацию об этом мире. Можно погулять по улицам, можно пойти на рынок, можно поприставать к прохожим с дурацкими вопросами, а можно купить буклетов в этой самой, как её… в «Гласе Империи». Последнее вряд ли разумно: кто ж знает, как тут вообще относятся к приезжим; вдруг местные совсем не так гостеприимны, как дядя Федя? Прогуляться, кстати, можно. К примеру, до рынка; зайдя в местную «роспечать» за буклетами, где невзначай спросить про рынок.
С буклетами оказалось туговато. Из полезной печатной информации, кроме нескольких газет, была только карта города. На границе Лесного района нашёлся рынок. Двадцать пять минут пешком.
Спальники, супермаркет, несколько бутиков, в которые я не заходил и в иных местах, перекрёстки со светофорами, зебрами, дороги с редкими машинами. Всё то же, но какое-то неживое. Судя по тому, что рассказывала мать, так выглядел наш город во времена Андропова, в период борьбы с тунеядством, выродившейся со временем в бессмысленный и глупый горбачёвский сухой закон. Все на работе! Редчайшие прохожие, лица которых всё равно окрашены деятельностью, а не праздностью, молодые и пожилые женщины с колясками и малыми детьми, пенсионеры – вот и всё.
Рынок оказался тоже какой-то полумёртвый: ни тебе шума-гама, ни расхваливания товара – просто поразительно, что людям платят деньги за то, чтобы они просто работали живым ценником и кассовым аппаратом! И целый сырный ряд. Ну правильно: здесь же Франция, а во Франции едят сыр21.
Всё-таки есть отличие игры от реальности. Желание заводить разговоры или прислушиваться к бурлению жизни – как бабушка отшептала…
Ладно, не всё ж мне должно везти, пойду что ли до «Победы стихии». И я пошёл.
– Ну что, дядь Федя, какие новости?
– Ща, посмотрим… – кажется, он использовал больше одного браузера. – Вот те и третий. Ну, если примешь, конечно. Точнее, третья. – Он передал мне нотер.
Особа женского пола, бард, четвёртый уровень. Стрёмный класс: может красться, может что-нибудь из кармана утащить, может заклинание выдать (не больно сильное, да и я сам как бы не великий колдун), только к деструктивности не склонен – заклинания больше какого-то потешного характера. Хотя всякие барды бывают, к тому же не стоит уж полностью отождествлять игру и эту реальность. Главное в барде – неисследимое актёрство! Нередко бывает нарушителем спокойствия, личность творческая, а потому непростая.
Зовут потенциальное украшение компании Евгенией. Эх, было что-то непростое про взаимоотношения полов в правилах игры. Ну, пускай: неизвестно, почему именно, но чует моё сердце, что будут от этой барышни не только проблемы, но и польза.
Интерфейс странички был простой, я одобрил кандидатуру и вернул машинку дяде Феде. Часы пробили половину пятого.
– Подтвердил я её. В общем, закрывай объявление: ждать кого-то ещё сутки бессмысленно. Надеюсь, с этими я сработаюсь. Знать бы ещё, чем заниматься…
– Вот они и расскажут. Ну, доволен? – Я кивнул; почему-то мысль о завершении дел с этим бродягой радовала и несла облегчение; мутный всё-таки тип. Я кивнул ещё раз. – Тогда скажи, для чего эта большая красная кружка без ручки? А то я таких ни разу не видел.
Надо же! Какие милые различия и недостачи между мирами… Я объяснил.
– Магия? – полушёпотом уточнил счастливый обладатель термоса.
– Да не, просто техника. Незатейлива такая техника. – Ладно, пора прощаться. – Пойду я на скамеечке посижу-подожду. До свиданья, дядя Федя!
– Скорее, «прощай». – И, как бы извиняясь, пояснил. – Тебя ж ща понесёт невесть куда…
«А оно может», – подумал я и добавил вслух:
– Ну, как скажете. – И побрёл к лавке.
День выдался богатый впечатлениями. Хотелось расслабиться. Удобное сиденье располагало, я откинулся на спинку. Приключения – это, конечно, хорошо и круто, но зачем же так резко и без спросу!? Я закрыл глаза.

1 Общепринято, что перевод названий делается побуквенно или позвучно. Прямой перевод – только при необходимости отразить реалии.
2 Слова Пяточка из «Вини Пух и все-все-все» А.-А. Милна.
3 Кусок фразы из начала докторской диссертации Шопенгауэра.
4 Р. Асприн «Ещё один прекрасный миф».
5 Одно из католических именований Девы Марии.
6 Типичный термин компьютерных игр.
7 Vagabond – бродяга (фр.).
8 1024 – знаковое число в информационном мире, «кило-», 2 в 10 степени.
9 Гёте «Фауст», слова Идеалиста.
10 Игровая система с несколькими типами персонажей, три из которых упомянуты в объявлении.
11 (Кружку) пива, попроще (фр.).
12 11 часов утра, конечно же.
13 Имеются в виду «Ида», «Катрина», «Клодетт» и другие стихийные бедствия.
14 Pike – «пика, копьё, наконечник»; pray – «молитва» (англ.).
15 Один из авторов правил DnD.
16 Экзюпери «Маленький принц», по этим фразам летчик и узнавал о прошлой жизни маленького принца.
17 Второй том собрания сочинений на русском языке (1993).
18 «здесь и сейчас», лат.
19 Тургенев «Отцы и дети».
20 Лк. 12, 7, Мф. 10, 30.
21 Известная поговорка: «en France on mange le fromage».
Comments 
7th-Jul-2010 05:46 am (UTC)
В первую очередь ужаснуло наличие (где-то у вас) целых СЕМИ (!!!) глав-размышлизмов. Что можно размышлять в фантастике на семь глав, да ещё прежде, чем начнутся собственно события? Собственно событие описывается одной фразой: герой попадает в другой мир. И ваша восьмая глава это самая что ни на есть - первая. Или вы надеетесь, что сначала читатель, взглянув на жанр - фантастика - сначала углубится в одну нудную главу, а потом осилит ещё семь? Закроет на первой же странице.
Ход событий, как я поняла, идёт так: самая скучная часть - ни то ни сё, так себе события - вынос мозга. На самом деле "вынос мозга" нужно подавать дозированно. Читатель должен отдыхать от насыщенности событий.

Вы делаете смесь фэнтези и НФ на социальном фундаменте. Довольно сложная смесь
. Есть риск либо уйти в какую-то одну сторону и всё опошлить. Думаете, справитесь?
У меня такой вопрос появился: скажите, упоминание проекта о надстройке пятиэтажек дополнительными этажами - это какую информативность даёт вашему произведению? Ну вот если убрать этот кусок из текста, что-то координально изменится?
7th-Jul-2010 05:50 am (UTC)
"либо" - вычеркнуть
7th-Jul-2010 09:55 am (UTC)
Спасибо за развёрнутый комментарий!
Размышлизмы - довольно условны. Пока я ещё наваял только вторую из семи глав. Я всё склоняюсь к тому, чтобы их было не семь, а меньше.
По жанру: НФ у меня совсем чуть. Просто несколько иной уклон развития техники, более индивидуально-ориентированный что ли. Социальной проблематики тоже кот наплакал.
По большей части - кусок фэнтези в современном мире. Надстройка пятиэтажек имеет некоторое значение: принципиальное нежелание что-то менять - всё изменение происходит через добавление чего-то нового.
7th-Jul-2010 02:26 pm (UTC)
Про размышлизмы вопрос автоматически снимается. Но, действительно, лучше не увлекаться.
Про социальное. Кот наплакал - не получится. Потому как у вас бомж с ноутбуком. Это серьезный социальный резонанс. И вам придётся эту тему раскручивать. Иначе получится что-то наподобие Метро Глуховского. Если решили ввязать противоречие, то это противоречие должно иметь под собой серьезное объяснение. Любой разумный человек задастся вопросами почему? как? откуда? Вариант, что персонаж просто удивился и принял это как должное - халтура. Вы должны объяснить социальную систему государства (или что там) в которой бомжи имеют ноутбуки и имеют достаточно развитый интеллект, чтобы ими пользоваться.
7th-Jul-2010 03:00 pm (UTC)
Ещё в стопку социальности: вы упомянули, что герб России развернулся в одну сторону, а это уже серьезная заявка на социальную тему, которую придётся развивать. Персонаж вынес из газеты некоторую информацию, вспомнил сухой закон. Оставил геополитический вопрос не потом. А вы говорите - кот наплакал :)
7th-Jul-2010 03:14 pm (UTC)
У нас в России я видел бомжей с мобилами.
Во Франции есть объединение попрошаек, имеющая лицензию на попрошайничество в метро. Учитывая, что Франция частью приехала в славный город, вполне могла притащить и порядки свои. Бомж гильдейный, он уже скорее бич, причём потомственный, как и большая часть профессий в том мире (в ту же копилку несуразиц падают прстрои на сталинках и прочее). Жить ему может и негде, "а умище девать куда прикажите"?
Кстати, есть и в России принципиальные бомжи. А про Францию Виктору маменька рассказала, тусящая там в длительной командировке. Этот момент, насчёт nihil admirari я продумывал. И в совокупности всего повествования он тоже должен отпасть... В общем, действительно вернее выкладывать готовое нечто, а не что-то в процессе...
Герой всё это видит, делает какие-то выводы постепенно, но не это ему важно. Важно пока выжить и как-то закрепиться ЗДЕСЬ.
7th-Jul-2010 04:49 pm (UTC)
Ну, если описаное выше планируется вводить в процессе повествование, то инцидент исчерпан. Остаётся только грамотно ввязать эту социальщину в ход сюжета. В принципе, глубже уже копать ничего не буду. Подзагруз мозга пошёл :)
7th-Jul-2010 06:39 am (UTC)
Ещё назрело.
Вы специально изучали географическую карту Европы? Тогда куда подевались Испания и Португалия? Сомнительно, что один вулкан создаст условия для исчезновения целой территории Франции.

Текст при чтении напрягает. Написано грамотно, но - нет художественности. Описания у вас технические и потому - сухие.
Не понятна аналогия между сквером и гусеницей поезда.
Отдельная тема сносок. Не надо умничать - вы пишете не справочную литературу, а художественную. Сейчас эта глава напоминает Википедию. 1. Их слишком много. 2. Их можно безо всякого труда пристроить в сам текст. 3. Чем больше остылок к другим произведениям, именам, тем вторичнее кажется данное произведение. Тем более, что подобные отсылки сюжетно не подкреплены.

Это то, что увидела при поверхностном просмотре. Пока всё.
7th-Jul-2010 10:14 am (UTC)
Есть у меня перебор с умничаньем, который буду снижать на какой-нибудь стадии общей переделки текста, поскольку тут глава попала в обострение креативности, тут - в затяжную депрессию и т.д.
А с географией у меня нормально. А вот у дяди Феди - так себе. Не стало чего-то - так давно же не стало, на кой пёс помнить и знать! Особенно бомжу, пусть даже гильдейному. О масштабы катаклизма и их причины - одна из основных сюжетных завязок. К двадцать пятой главе прояснится. обещаю! *crazy*

Сухие описания тоже буду мочить. А насчёт вноса ссылок в текст - это идея! Вот именно ТАК сформулированная - это ИДЕЯ.
А теперь немного наглости: у Эко... в общем, совсем не обязательно быть эрудитом с области средневековой философии, чтобы читать "Имя розы", но это не помешает. :)
Собственно, проблема в том, чтобы эрудиция не была обязательной. Я продолжу мучительно облегчать текст. И красок, красок побольше, а дом-то не только семиэтажным стал, у него же подтёки от техногенного смога, там под балконом четвёртого этажа затесалось берёзовое семечко и, подремав годик, вылезло на свет божий весело шелестит чуть желтеющими листиками...

СПАСИБО ещё раз!
P.S.: возможно, от прочтения следующих глав впечатление будет не столь тягостное. Я добавлю вас в editors-друзей. Будет любопытно - глянете.
7th-Jul-2010 03:47 pm (UTC)
Детали как раз художественность и убивает. Проведите аналогию: чертёжная схема здания и его рисунок. Вот у вас как раз первое. У вас так всё: и лавочка, и стол, и канделябр (сравните: камделябр ощерился девятью драконьими головами). Описывайте характер вещей, их настроение, а не характеристики.
Хотя бы начать с той самой лавочки. Не зеленая, деревянная, чугунная. У каждого описываемого предмета должно быть особое свойство, изюминка, которая стоит внимания. Если такой изюминки нет - то описывать не стоит вообще.

То же касается и описания улиц, городов, зданий. Вы хотели показать, что город, по сути, пуст, безлюден. Я это прочитала, увидела, но не почувствовала.

В интернете множество пособий молодым писателям. По крайней мере у меня порядка семидесяти. Купцов, Новикова, Веллер, Олди, Никитин - до фига ещё. Самый важный для меня - Горький.

Вы много читали?
7th-Jul-2010 10:59 am (UTC)
Ну, сноски, мне кажется, дело вкуса. Лично меня обилие сносок и цитат в книгах, например, у Головачёва, никогда не напрягало. Более того, мне это даже виделось плюсом ). И потом, тут же текст сплошняком выложен, а в оригинале - это несколько страниц, на каждой из которых только несколько сносок, а не вот такой столбец пугающий ).

А вот про сухость описаний - да, согласна, есть такое. И особенно в описании переживаний героя.
7th-Jul-2010 03:17 pm (UTC)
У Головачёва в сносках - расшифровка аббревиатур и объяснение терминов, эта раз. А во-вторых, мы, извините, птицы не того полёта, чтобы ссылаться на популярные произведения. Это вопрос скромности.
7th-Jul-2010 03:36 pm (UTC)
расшифровка аббревиатур и объяснение терминов\\
И кроме того - авторы цитат и афоризмов, и много. Поверьте, я Головачёва вдоль и поперёк в своё время исчитала - ранние его вещи.

\\птицы не того полёта, чтобы ссылаться на популярные произведения. Это вопрос скромности.\\
Не совсем поняла. То есть, если я у себя в романе осмеливаюсь цитировать Пушкина или Лермонтова, или Грибоедова, там, - это нескромно?! о_О Почему? Классика есть классика. А указать, откуда именно цитата - вежливость по отношению к читателю, в особенно современному молодому. Мне так кажется...
7th-Jul-2010 03:57 pm (UTC)
Авторы цитат и афоризмов - это ко второму пункту.

Да, нескромно. Это как французское пирожное среди печёных пирожков. Вот сначала научись готовить пирожные, а потом и чужие в свою корзинку клади.
7th-Jul-2010 04:17 pm (UTC)
Хм. Первый раз встречаюсь с подобным представлением о скромности... Это Ваша собственная мысль, или чья-то? Мне, честно говоря, ничего подобного не попадалось, хотя вопросом интересовалась (и продолжаю, разумеется - начала Эко "Шесть прогулок в лесах").
По собственному разумению мне как-то казалось, что классика - общее достояние. И раз уж мы в простой разговорной речи легко позволяем себе использовать цитаты из того же Грибоедова (а он просто на все случаи жизни), то почему же нельзя в творчестве?
Когнитивный диссонанс... не врубаюсь.
7th-Jul-2010 06:34 pm (UTC)
1.Вся проблема в том, что вам почему-то обязательно нужно чужое мнение. И важно, чтоб авторитетное. Но я "птица не того полёта", вот если бы это сказал Головачёв, то да, другое дело.
Я вам, можно сказать, открыла другой взгляд на вещь. Замечу, это далеко не ИМХО - это именно взгляд с другой стороны. Не хочешь, можешь не смотреть - право каждого, но тогда многое теряешь. Но вы можете считать, что это моё мнение. Попробуйте записать это моё мнение и вспомнить о нём лет эдак через пять. И вы не поверите, но вполне с ним согласитесь. Личный горький жизненный опыт. Поэтому я никому ничего даже не пытаюсь доказывать.


2.Любой начинающий писатель так и норовит вставить цитату Шекспира или кого-там-ещё из известных классиков, вероятно, полагая, что оно прибавит произведению вес или придаст точности. Я как-то не хочу быть в среде этих начинающих. Я уж лучше буду стремиться к тому, чтобы на цитаты растаскивали мои произведения.

3. Разговорный язык и литературный - две разные вещи - неподготовленным сравнивать опасно. Хотя цитата в разговорной речи звучит ещё более дико. Приятель, у тебя не хватает собственных мыслей, чтобы выразиться, что ты хватаешь чужие?

4. И опять же, к теме. Чем вас не устроило слово "противоречие"?
7th-Jul-2010 07:02 pm (UTC)
1. Нет, не в авторитетах дело. Я не отрицаю возможности взгляда с другой стороны - ни Боже мой! Мне было интересно, из чего этот взгляд вырос, не больше и не меньше. Поэтому возник вопрос об авторстве (чтобы меня послали в книжку и я сама прочла) или о разъяснениях, если это "прожито и выстрадано личным опытом".

2. Хм. У меня были другие мотивы для использования цитат классиков (про yasu-san не скажу - не знаю). Эти цитаты как правило вложены в уста героя и призваны как-то его характеризовать. В остальном, я ничуть не спорю, что идеал - это когда твой текст растаскивают на цитаты.

Кстати, здесь, у yasu-san, повествование идет от первого лица, соответственно, цитаты - это свойство мышления героя, и совсем не обязательно - автора.

3. \\цитата в разговорной речи звучит ещё более дико\\
Почему дико? Если цитата к месту - это может быть весело, красиво. Это не от недостатка собственных мыслей, отнюдь. Но если классик сказал кратко и просто идеально точно - к чему "плодить сущности"? Вообще, у меня из опыта общения сложилось впечатление, что способность пользоваться наследием классиков (разумеется, _строго_ к месту) говорит о начитанности и образованности собеседника.

\\Разговорный язык и литературный - две разные вещи - неподготовленным сравнивать опасно.\\
Да я вообще-то в курсе. Почему вы отнесли меня к "неподготовленным"? :)

4. Ничем :). Кроме того, что я не поняла, в чём оно. Теперь, после разъяснений, ваша точка зрения стала мне несколько понятнее. Хотя пока ещё не во всём, простите мне моё занудство :). Это не от недоверия к вам или желания поддеть.
9th-Jul-2010 03:34 am (UTC)
Занудство? Ни разу.

4. Когнитивный диссонанс. Проще - противоречие. Или - я запуталась. Зачем вставлять громоздкую заумную фразу в бытовой диалог? => Вот в этом и состоит проблема: знать и уметь, когда и где применять. Канцеляризмы, архаизмы, те же цитаты, жаргон и прочее.
Начитанность - это, конечно хорошо. Начитанность - это что? Теория. То, что содержится в голове. Но начитанность и образованность не показатель. Показатель - умение применять то что вы начитали и чему обрадовались. К чему образование, если ты не умеешь пользоваться своими знаниями? До сих пор народ путает эрудицию и ум, считая, что если ввернут в речь эдакое словечко, то сойдут за умных.
Сами сказали: "Если цитата к месту". Это само собой. Облие "цитат к месту" - совершенно иная тема.
Не отнесла, просто заметила. Мало ли :) И раз уж мы проводим параллели. За сколько минут вы прочитали главу? А теперь представьте, что ваш собеседник за то же время употребит столько же, к примеру, жаргоных слов. И оставьте в покое классиков :) Речь идёт конкретно об употреблении цитат классиков, речь об употреблении вообще лексических единиц (некоторые я перечислила выше).
2. Как фраза из Винни-Пуха характеризует героя? Что вы нового узнали о герое, прочитав ниже, что сказанная им фраза из детской книжки? Какой вес эта фраза придаёт самому произведению? Какой подтекст заключён в этой фразе в оригинале Милна, что автор перенёс её в своё произведение? Ответ - просто так и ему подобные - не засчитываются. То же самое и с Шопенгауэром и Гёте (и литератор возмутился:"О, Боже! Поставить рядом Шопенгауэра и Гёте! Какой ужас!").
1. Понятно, вопрос снят.
9th-Jul-2010 03:42 am (UTC)
Поправка: "Речь идёт НЕ конкретно об употреблении..."
Послед стрелочки "следовательно" идёт 3-й пункт нашего диалога соответственно.
9th-Jul-2010 09:11 am (UTC)
Зачем вставлять громоздкую заумную фразу в бытовой диалог?\\
Привычка дурацкая, извините ))) И потом, "когнитивный диссонанс" - это всё-таки не совсем противоречие, есть дополнительные коннотации, которые в контексте показались мне важными. Ну да ладно, не о моей речи речь ))).

По поводу Шопенгауэера рядом с Гёте и "количества цитатных единиц на минуту разговора" поясню, зная "содержание предыдущих серий", в смысле глав. Герой романа в "прошлой" жизни - философ по образованию. Знаете, я одно время работала на факультете философии, остались оттуда друзья; я вам скажу - они ИМЕННО ТАК и общаются! Для них избыточное цитирование - стиль речи. Это отчасти соревнование, отчасти экономия времени (потому что за каждой цитатой стоит целый ряд понятных обоим собеседникам ассоциаций), отчасти постоянное переосмысление знакомых идей. (К слову сказать, по опыту наблюдений за общением философов с людьми из других кругов (компьютерщики, например) я вижу, что такой стиль речи людей нисколько не напрягает, даже скорее наоборот - заинтересовывает и увлекает.)

Исходя из описанного, родился совет для yasu-san: видимо, стоит обратить внимание читателя на эту особенность речи как на своеобразную профдеформацию.

По поводу фразы из "Винни-Пуха" - "Не мог же я один наделать столько шума!". Лично у меня сразу в голове звучит тонкий голосок Пятачка из советского мультика. Что цитата говорит о герое?
1. Очевидное - он читал (или смотрел) Винни-Пуха. Это маловажно, да.
2. Ему нравится произведение. Тоже не сильно характеризует - оно нравится многим и очень разным людям.
3. Ему в данной ситуации вспомнилась именно эта фраза именно этого героя. Тут, как мне видится, весь интерес. Цитата передаёт эмоциональное состояние: растерянность, недоумение, испуг - возможно даже немного детский. Кроме того, вспоминая детскую фразу испуганного малыша-Пятачка герой иронизирует над своими эмоциями.

Другое дело, что кроме этой цитаты и скупых вопросов "что, как, куда" эмоции героя не показаны больше никак, и вот это - серьёзная недоработка.
9th-Jul-2010 11:12 am (UTC)
В примере про Пятачка... ситуация шокирующая героя. Строитель скажет: "Е*а-аться в уши!!! 3.14здец! как меня сюды зах*ярило!"
Мой горой вспоминает Пятачка. Он ни перед кем не похваляется, просто, смотря вокруг, его разум передаёт большую часть спектра актуальных вопросов в этой цитате. Причём, касательно именно этой цитаты: через четыре главы будет поднят вопрос о том, кто же столько шума наделал. И окажется, что, как и в мультике, рекомый Пятачёк отчасти в этом шуме виноват.
9th-Jul-2010 03:56 pm (UTC)
Так, ладно. На один довод десять поводов найдётся. Я не в укор, просто, если продолжу начнётся переливание из пустого в порожнее.
Сегодня спецом рылась в Интернете, на кого бы стрелки перевести. Вот вам:
www.bookvoed.ru/pdf/omega/332463s.pdf - здесь скачать (1 мег)

http://lexest.info/index/0-4 - здесь то же самое, но читать. Пусть товарищ Краус отдувается :) Что удивительно, то моё с ним мнение совершенно совпало.

ЗЫЖ А для философа персонаж уж слишком болтлив. И если уж показывать его "философность", то уж никак не цитатами.

Не принимайте мои слова за грубость или за пренебрежение - я это с великой любовью к делу :)
9th-Jul-2010 04:48 pm (UTC)
Я тоже слишком болтлив для философа, но не мешает.
Человек со страшной фамилией, Мамардашвили, сказал как-то, что философия - это мышление вслух.
Я бы добавил, что это особое мышление и слово "приблизительно".

прочитал умное про цитаты. Есть ещё такая серия макулатуры типа "Как набрать себе друзей" и т.д. Некоторое сходство имеется.
9th-Jul-2010 10:59 am (UTC)
Гиперцитатник - действительно стиль речи. Не только философов. Я это подхватил от учителя литературы.
Представьте себе, что герой говорит: "Вот далось тебе общество! сколько уже можно смотреть на других! У нас своя жизнь, а тебе мнение соседки важнее моего!"
Или же говорит: "Ах, Боже мой, что будет говорить княгиня Марья Алексевна!", - намеренно цитируя Грибоедова. Это - разные герои. И как в этом примере, так и в жизни цитата, известная обоим собеседникам вносит свой огромный контекст в разговор, часто даже сокращая его.
9th-Jul-2010 04:02 pm (UTC)
Это нужно по контексту смотреть. Ваш персонаж ничего не потеряет, лишившись фразы из Гёте.
9th-Jul-2010 04:50 pm (UTC)
Если льва обрить, тоже, в общем, ничего страшного не случится
This page was loaded Nov 29th 2014, 8:22 am GMT.